Фэндом


Общая информацияПравить

Название Альянс Гильдос/

Гильдерионский союз

Форма административного устройства

до VII в. - унитарное государство, после - федеративное
Политическая система де-юре - конституционная монархия

де-факто - абсолютизм с элементами теократии

Государственный язык аулигэ
Годы существования I - XIII вв. В.Э.
Государственная религия до VII в. В.Э. - язычество аулигэ, впоследствии - агэрдианство
Столица Фэйграэм
Общественный строй авторитарный
Религиозная концепция монотеизм

Альянс Гильдос- объединение провинций, до XII в. П.Э. входящих в состав вице-королевства Кирдолат, фактически являвшегося частью великой империи Хаэльгирон. Изначально имел в своем составе провинции Ригдос, Нэрдос, Гильдос, Иельхонд (с VII в. Т.Э. - Эльдос) и земли Деалота. В разное время в Альянс входили территории Лаулота (IV-V и VII-IX вв. В.Э.), Альдоса (с IX в. В.Э.), и горное государство Йоллгвейр (799-800 гг.; 819-825 гг. В.Э.). Последнее номинально имело статус протектората.

Климат и географияПравить

Климатические условия и ландшафт в стране сильно разнились от региона к региону: от засушливых степей и лесостепей Деалота на юге до заснеженных лесов Нирилота на севере, от зеленых плодоносных равнин Лаулота на западе до бедных каменистых почв Железных гор Виарлота на востоке. По центру страны, от Мраморных до Медных гор, пролегала полоса Срединных лесов - главного лесного массива всего Маэроната. С севера на юг земли Альянса пересекала самая полноводная река континента- Генейлунд, торговля по которой велась с незапамятных времен. Именно по этим двум географическим ориентирам хаэльгиронские, а затем и гильдерионские топографы определяли стороны света: земли к югу от Срединных лесов имели название Деалот, к северу- Нирилот; соответственно стороны света определялись по берегу Генейлунда: левая сторона- Виарлот, правая- Лаулот. В период своего наивысшего расцвета государство занимало всю Центральную равнину Маэроната, почти со всех сторон окруженную горами.

Государственное и административное устройствоПравить

Во главе Альянса стоял вице-король (титул, оставшийся еще с имперских времен, когда Кирдолат являлся провинцией Хаэльгирона и находился под управлением члена императорской фамилии), передававший свою власть по наследству. В управлении государством монарху помогала Высшая коллегия, которая состояла из наиболее достойных и близких к вице-королю людей дворянского происхождения. Несмотря на свой высокий статус, коллегия не обладала реальной властью и лишь косвенно влияла на политический курс, являясь по сути совещательным органом. Также абсолютная власть вице-короля распространялась на администрации и высшие инстанции провинций: всех губернаторов правитель назначал лично.

Хаэльгиронский период Править

Начавшееся в VI веке П.Э. культурное и экономическое возвышение государства, известного в гильдерионских анналах как Хаэльгирон, послужило толчком для массовой колонизации как земель, расположенных к югу и востоку от Железных гор, так и находящихся по ту сторону хребта. Территории, нареченные в будущем Кирдолатом были до описанного времени практически неизведанными хаэльгиронцами и считались необитаемыми (с проживавшими в Срединных лесах эльфами аулигэ установили контакт много позже, лишь к VII веку), потому освоение обширных пространств Центральной равнины растянулось на два с половиной столетия. Те сведения о географических и климатических особенностях нынешнего Кирдолата, его флоре и фауне, что были известны хаэльгиронцам еще в доколониальный период, крайне скудны и малосодержательны, а дошедшие до Второй Эпохи задокументированные свидетельства и вовсе ничтожны. Наиболее авторитетным и обширным трудом, сохранившимся в гильдерионской историографии и послужившим основной для всей исторической науки будущего Альянса, являются заметки видного хаэльгиронского ученого и философа, знаменитого путешественника Руймэлиса Дэайлуса, побывавшего в землях к северу от Железных гор в середине IV века, и оставившего несколько фундаментальных работ, представлявших, однако, лишь сборник весьма поверхностных зарисовок и путевых записей об увиденном. Несмотря на то, что написанная Руймэлисом впоследствии книга "Загорный край", ставшая итогом его исследовательской деятельности в этом направлении, и содержала большое количество новых полезных данных о регионе, а также утверждала о целесообразности его присоединения и углубленного, основательного изучения, она не заимела популярности у современников и, по большей части, была обойдена вниманием научного сообщества. Однако через сто с лишним лет, с началом масштабных миграционных процессов и возросшим интересом к трудам Дэайлуса, именно этой работой будут руководствоваться первопроходцы, пересекавшие горы и основывавшие первые поселения на новоприобретенных территориях во второй четверти VI века.

Первый этап заселения проходил в течение нескольких первых лет колонизации. Преодолев горные перевалы и миновав малопригодные для земледелия степные пространства южной части Равнин, первооткрыватели начали обосновываться на более благоприятных землях, примыкавших к Срединным лесам и полноводному Генейлунду, продвигаясь вниз по реке и к западу от нее. Последующие шаги пришельцев были более основательными и долгосрочными: спустя шестьдесят с лишним лет после их прихода в центральные долины, те в своем перемещении в сторону лесов обнаруживают народ эльфов, уже многие века проживавший в заповедных чащах. Поскольку ни одна из сторон не желала развязывать вооруженный конфликт, между эльфами и людьми был заключен договор, гарантировавший владениям первых неприкосновенность, и дававший вторым возможность беспрепятственно продолжить обживание окружающих эльфийские территории участков, расселение на которых завершится только к VIII в. П.Э.

Поначалу земли к северу от гор, названные Кирдолат (буквально - по ту сторону гор) имели статус колонии и целиком зависели от экономической помощи со стороны метрополии. Однако уже каких-нибудь сто лет спустя, в условиях интенсивного роста населения региона и увеличения благосостояния края, потребность в помощи от Хаэльгирона в ее прежнем объеме стала снижаться. В конце концов, к X в. П. Э., после того, как на территориях Кирдолата началась активная добыча основных видов сырья (камня, дерева, полезных ископаемых) и возросла продуктивность местного сельского хозяйства, необходимость завозов из остальной страны и вовсе практически отпала, в дальнейшем империя снабжала загорные земли лишь дефицитными в колонии ресурсами.

Финальным актом, завершившим путь Кирдолата к экономической и политической самостоятельности, стала реорганизация управления территориями. В 997 году высочайшим императорским эдиктом колония переименовывалась в вице-королевство Кирдолат. Де-юре регион Центральных равнин становился суверенным государством с своими правительственными институтами и государственными регалиями. На вице-королевский престол главы новообразованной страны всходил брат императора Хаэльгирона, он же формировал правительство (полностью зависевшее от монарха дворянское собрание, ставшее прародителем Высшей коллегии), утверждал официальные символы - герб и флаг, и так далее. Однако между двумя государствами продолжали существовать тесные нерушимые связи, как культурные, так и торговые. В ходу оставалась все та же денежная единица - тэллгаилос, товарообмен между странами не только не сократился, но даже еще более активизировался, миграционные процессы также приобрели больший размах, что позволило сохранить национальную и культурную идентичность населения обоих государств.

Таким образом, начиная с XI века, Кирдолат существовал в некотором отрыве от происходящих в самой империи событий. И хоть страна, руководимая членом императорской семьи, и проводила сходную с хаэльгиронским курсом внешнюю политику, решение внутренних вопросов производилось без непосредственного контроля со стороны бывшей метрополии. В 1059 - 1067 гг. вице-король проводит серию реформ в сферах добычи природных ресурсов и ведения сельского хозяйства, налогообложения, административного управления. В итоге этих преобразований на высвободившиеся средства в городах основываются первые государственные производственные предприятия - цеха и объединения ремесленных мастерских (в противовес существовавшим уже тогда независимым от правительственных субсидий гильдиям), которые стали прообразами появившихся несколько веков спустя мануфактур; вице-король получает больший контроль над субъектами через подчиненный ему чиновнический аппарат; выросла производительность добывающей отрасли.

Постигшие Хаэльгирон в 1099 г. П.Э. бедствия в лице нашествия восточных дикарей, голода и повальных эпидемий заставили империю обратиться к Кирдолату с призывом оказать военную и продовольственную помощь. По мере усугубления обстановки в стране помощь эта становилась все более существенной, масштабы ее расширялись год от года, однако к 1122 году стало окончательно ясно, что никакая поддержка не спасет гибнущую империю. В 1124 году пала столица Хаэльгирона, а еще через два года могущественнейшее из когда-либо существовавших людских государств прекратило свое существование, не выстояв перед ордами варваров. Кирдолат же, благодаря своему удачному географическому расположению, счастливо избежал участи своего покровителя. Полчища иноземцев, разрушив до основания хаэльгиронские города и уничтожив некогда цветущие плодородные земли, ушли восвояси, а в загорную страну хлынул поток беженцев из опустошенных областей бывшей империи, а сам Кирдолат столкнулся с жесточайшим из всех происходивших доселе кризисом, от которого государство еще нескоро оправится. Земли Хаэльгирона были навеки покинуты и впоследствии их называли не иначе как Пустошами, небезосновательно считая их гиблыми, проклятыми местами.

С гибелью Хаэльгирона окончилась Первая эпоха и начался промежуточный период длиной в два года, не имеющий общеупотребимого названия. Следующая, Вторая эпоха ведет свой отсчет от образования Альянса Гильдос, который был провозглашен тогдашним вице-королем Кирдолата Дэфрагуласом II в его булле, направленной дворянскому собранию. Альянс декларировался как культурный преемник павшего Хаэльгирона и одной из своих целей ставил сохранение и приумножение исторического наследия почившего предка.

Послевоенные трудности будут преодолены только три сотни лет спустя, после многих потрясений и конфликтов. В конце концов, правящий род вице-королевской династии, ведший свое существование от императорского дома, прервется, и власть перейдет к боковой ветви, члены которой положат конец кризису и возродят страну. В V веке В.Э. в жизни Гильдоса начнется одна из важнейших вех, названная впоследствии Первым Расцветом, которая станет временем общего подъема страны, ее становления как могущественной империи, наследницы хаэльгиронского величия.

Первая гильдерионская СмутаПравить

Пересмотр статуса провинций и изменение управления страной, произошедшее в начале VII в. В.Э. явилось итогом Первой гильдерионской Смуты. Этот династический конфликт и стал предтечей крупных кризисов, потрясших страну в следующие столетия. Смута была вызвана семейным разногласиями внутри правящего дома: в 616 г. В.Э. стареющий вице-король Гвинтелий нарушил вековые традиции престолонаследия и назначил своим преемником не старшего сына - Тракония, а более одаренного, подающего большие надежды среднего сына - Вифелгиса. Траконий же был назначен наместником одной из главнейших и богатейших провинций страны - Нэрдериона, прославившейся своим великолепным, качественным камнем.

Следующие 10 лет Вифелгиса под строгим контролем Гвинтелия готовили к трону. Оскорбленный же Траконий затаил глубокую обиду на отца, решив во что бы то ни стало получить верховную власть. Когда в 626 году Гвинтелий умрет, Траконий единственный из сыновей в знак протеста и неповиновения новому королю не явится на похороны почившего монарха и тем самым вызовет раскол в семье.

Вифелгис становится вице-королем в 34 года. Талантливый правитель, он оправдал все ожидания своего покойного отца: провел реформу денежной системы, укрепил торговые связи с соседними странами, покровительстовал развитию промышленности. Младшего из трех братьев, Хагдейра, оставшегося верным новому властелину, Вифелгис одарил провинцией Ригдерион, таким образом окончательно разделив центр страны. Лишь трагический случай на охоте оборвал жизнь короля. Блестящему четырехлетнему правлению Вифелгиса пришел конец, а вместе с ним к концу подошла целая эпоха общего расцвета, величия и триумфа.

Смерть отца стала полной неожиданностью для семнадцатилетнего Гильраниса, которому предстояло взять бразды управления огромной страной в свои неокрепшие руки. По решению Высшей Коллегии, Хагдейр должен был оказывать помощь юному королю в ведении государственных дел до тех пор, пока тот не достигнет зрелости и не наберется опыта. Но по злому року Хагдейр умирает через каких-нибудь семь месяцев после вступления в должность канцлера от запущенной простуды, оставив после себя лишь сына Этейлуса, бывшего другом детства Гильраниса и его ровесником. Ныне, потерявшие своих отцов, осиротевшие юноши еще более сблизились став во всем неразлучными.

Разлад в прежде незыблемые, крепкие отношения Гильраниса и Этейлуса внесло появление в жизнях юношей красавицы Дорэлии, дочери одного из влиятельных сановников. Обладая необыкновенным обаянием, девятнадцатилетняя девушка покорила своим очарованием впечатлительного и пылкого Этейлуса. Между молодыми людьми возникла симпатия, перетекшая в скором времени в страстный роман. Разумеется, потерявший от любви голову Этейлус не мог долго скрывать от друга свои отношения с Дорэлией, и на одном из торжественных вечеров представил свою возлюбленную королю. Гильранис, будучи человеком рассудительными и малоэмоциональным, влюбился в девушку с первого взгляда и воспылал завистью к Этейлусу. С того дня влюбленный потерял покой, грезя о прекрасной дворянке. В конце концов, полностью отдавшись чувствам, его обуревавшим, Гильранис принял решение вероломно выкрасть Дорэлию из ее фамильного имения, используя свою верховную власть и женить на себе. В то время, как в голове Гильраниса зрел коварный план, упоенные взаимной любовью Этейлус и Дорэлия тайно обвенчались. Ничего об этом не знавший, Гильранис несколько дней спустя приводит задуманное в исполнение, и посреди ночи с помощью нескольких подкупленных слуг невесты крадет Дорэлию и увозит в королевский дворец и на следующее же утро объявляет двору о своем бракосочетании. Разъяренный действиями Гильраниса, Этейлус пытается оспорить решение короля о свадьбе, справедливо утверждая, что Дорэлия замужем за ним. Однако, поскольку никаких письменных свидетельств об обручении молодоженов не было, Этейлусу никто не поверил, и произошедшее несколько дней спустя венчание, оформленное по всем законам, было признано легитимным. Убитая горем по безвозвратно потерянному счастью, Дорэлия стала королевой и законной женой Гильраниса. Очень скоро девушка покорится своей участи и позабудет о первом возлюбленном, став верной женой и образцовой матерью. Этейлус же, порвав все дружеские связи с Гильранисом, испытывая горечь и гнев, покинул королевский двор и уехал в свою вотчину- Ригдерион, откуда тут же заявил о своем неподчинении вице-королю, любым его решениям и указам. Так от Гильдериона откололся еще один регион, а правящая семья пережила еще один скандал.

Гильранис же не имел ни воли, ни достаточного опыта, чтобы приструнить политических соперников и воссоединить страну. Более того, не обладая тактом и политическим чутьем, он настроил против себя практически всю Высшую Коллегию. В то время, как фактически единолично правивший в Нэрдерионе Траконий набирал поддержку среди дворянства, обещая тому большую власть, тем самым подтачивая королевский авторитет, его двоюродный племянник практически не занимался управлением страной и повышением популярности среди широких слоев населения. Уже в 632 году, через год после воцарения Гильраниса, Траконий, заручившись помощью Высшей Коллегии, заявляет о своих притязаниях на трон Гильдериона, ссылаясь на многовековую практику наследования. Вслед за этим наиболее активные члены Коллегии обращаются к Гильранису с призывом отречься от престола и тем самым избежать эскалации конфликта, грозящего перерасти в войну. Король не только отвергает просьбы и доводы, но и объявляет парламентеров изменниками и самовольно распускает Коллегию. В ответ на этот шаг большинство состоявших в Коллегии сановников, опасаясь репрессий, бежит в Нэрдерион, где под покровительством Тракония создают полномочный Парламент. Гильранис остается один, без сторонников и доброжелателей. В отчаянии король обращается за помощью к Этейлусу, но тот, памятуя об оскорблении и отнятой возлюбленной, отказался от союза и заявил о своем нейтралитете в грядущей конфронтации двух претендентов на высшую власть. Отказ Этейлуса стал своеобразным сигналом к действию для Тракония. Видя, что никто не спешит на помощь официальному монарху и что большинство социальных верхов поддерживают его, Тракония, кандидатуру на королевский титул, тот 17 января 633 года В.Э. во главе небольшого отряда наемников и делегации Парламента выступает на гильдерионскую столицу.

Лишь узнав о выдвижении своего противника, Гильранис с женой и группой преданных ему людей бежит из Гильдериона на восток, в Железные горы, где находит приют у правителя полу-диких племен Йоллгвейра. Траконий въезжает в столицу 22 января, в которой его чинно встречают представители городской элиты. Неделю спустя, получив формальное одобрение Парламента, он коронуется и объявляет Гильраниса изгнанником, не имеющим никаких прав на власть.

В то время, как расчетливый Гильранис занял выжидательную позицию и скрывался в горах, властолюбивый Траконий уже принял ряд непопулярных в народе и правительстве указов. В первую очередь, Траконий повысил налогообложение социальных низов, что составляли более двух третей общей численности населения страны; была монополизирована торговля, не только внешняя, но и внутренняя. Любой денежный или натуральный обмен, произведенный без ведома государства, считался незаконным и жестоко карался. Национализировалась вся промышленность и добывающие отрасли, что вызвало недовольство политикой среди частных предпринимателей. С одной стороны эти шаги позволили повысить общую производительность и получить больший контроль над общественной и экономической жизнью, а также придать устойчивость выпускаемой валюте. С другой же стороны данные меры вызвали падение уровня жизни среди самого многочисленного сословия- крестьянства и наемных рабочих, а также затормозили развитие индустриализации. С началом введения элементов плановой экономики в следующем году возникла угроза неурожая и, как следствие, голода и эпидемий. Начала стремительно уменьшаться доля экспорта и качество товаров; из-за жесткой политики в деревне и обнищания провинции начался массовый отток жителей в города, сопровождаемый ростом безработицы и продуктового дефицита. Наконец, дабы окончательно и единолично взять власть в свои руки, Траконий лишает Парламент полномочий и исключает из него наиболее деятельных членов, оставив за ним лишь функции исполнительного органа, фактически бесправного в условиях установившейся безграничной деспотии вице-короля. Результаты экономического курса Тракония не заставили себя ждать: в 635 г. вспыхивает не виданный за всю историю Гильдериона голод, унесший жизни более 100 тыс. человек, преимущественно бедных крестьян и малоимущих горожан. В том же году начинает свою работу антиправительственная оппозиция, составленная бывшими парламентариями, которая находит опору и поддержку среди мелких буржуа и дворянской интеллигенции. Осенью, с ухудшением и без того тяжелой продовольственной ситуации, начинаются первые крестьянские голодные бунты, грозящие перерасти в антикоролевское восстание. Контроль над страной постепенно выскальзывает из рук Тракония, он даже вынужден прибегнуть к помощи некоторых лояльных режиму государственных деятелей, созвав новую Высшую Коллегию, но даже это не помогло остановить общий упадок и развал системы абсолютизма.

Находящийся в изгнании Гильранис меж тем не терял времени и сблизился с йоллгвейрским вождем, получив от того материальную и военную помощь. В феврале 636 г., воспользовавшись дестабилизацией политической обстановки в Гильдерионе и недовольством народа Траконием, Гильранис во главе войска восточных горцев и под лозунгом возвращения законно ему принадлежащего трона вступает на территорию страны. Посланные Траконием войска либо, не оказывая серьезного сопротивления, разбегались, либо вовсе переходили на сторону Гильраниса. Жители единодушно признали возвратившегося из вынужденной эмиграции юношу легитимным монархом и объявили Тракония тираном и узурпатором. Два короля неминуемо должны были сойтись в открытой битве.

Битва при ДимфэллеПравить

На рассвете 3 марта Траконий с небольшим войском, состоящим из профессиональных и хорошо снаряженных солдат, занял оборонительные позиции в 25 км. к юго-востоку от столицы у местечка Димфэлл в ожидании появления Гильраниса. Авангард войска второго претендента подошел к месту будущего сражения к вечеру того же дня и развернулся фронтом напротив неприятеля. Понимая невыгодность своего положения и малые шансы на победу, Траконий решил рискнуть, атаковав авангард Гильраниса до подхода его основных сил и наступления темноты. Атака началась в 10 часов. Поначалу Траконию сопутствовала удача: тяжелые латники официального короля пробили широкую брешь в рядах плохо вооруженных ополченцев, а кавалерия обратила в бегство оба фланга противника. Уже через час центр авангарда был окружен воинами Тракония. И только своевременный подход идущей вслед за авангардом легкой конницы к месту битвы спас казавшееся безнадежным положение. Кавалеристы прорвали окружение и, спешившись, укрепили оборону. Лишь после полуночи на поле начали разворачиваться в боевые порядки основные войска Гильраниса. Траконий, видя, что его план потерпел неудачу и битва проиграна, скомандовал отступление. Утром, с первыми лучами солнца, перегруппировавшееся войско Гильраниса пошло в атаку, смяло оборону рыцарей и заставило армию неприятеля обратиться в бегство. К полудню все было кончено. Траконий, не в силах вынести позора поражения, покончил с собой недалеко от места сражения. Гильранис остается единственным законным правителем и 6 марта с триумфом вступает в столицу.

Последствия борьбы за властьПравить

Вернув трон, Гильранис первым делом расправляется с предателями и потенциальными соперниками: на плаху отправляется не только большая часть собранной при Траконии Коллегии, но и некоторые члены тогдашней оппозиции. Казнены были также столичный мэр и многие губернаторы и наместники. Проведя чистку, Гильранис во второй раз за два года созывает Высшую Коллегию, назначив в нее верных ему дворян. Расправившись с врагами и недоброжелателями в своем окружении, король обрушил свой гнев на бывшие владения Тракония- Нэрдерион. Кульминацией так называемого "Летнего похода" армии Гильраниса в Нэрдерион стала Ночь Красной Луны- резня членов семьи Тракония, устроенная гвардейцами по приказу вице-короля, в ходе которой были умервщлены оба сына покойного правителя, его дочь и ее супруг, вдова и ее сестры, а также все их личные слуги, которые попались под горячую руку палачей. Род Тракония был пресечен. Несмотря на то, что этот шаг превзошел по своей жестокости и кровавости все устраиваемые до этого политические акции, он  устранил потенциальных претендентов на королевскую власть и укрепил положение Гильраниса и основанной им династии: незадолго до описанных событий, в мае, Дорэлия рожает ему первенца, которого новоиспеченный отец тут же объявляет своим наследником.

Таким образом, на политической арене оставался лишь один человек, способный бросить Гильранису вызов- Этейлус, все это время спокойно правивший в Ригдерионе и до этой поры не затронутый схваткой двух диктаторов. В сентябре 636 года Гильранис предъявляет Этейлусу ультиматум- либо присяга на верность, гарантировавшая сохранение частичной самостоятельности, либо участь семейства Тракония. После двух дней тягостного раздумья Этейлус пошел на уступки, и 29 сентября, скрепя сердце, приносит присягу Гильранису. Этот день принято в гильдерионской историографии считать датой окончания Первой Смуты и началом эпохи нового культурного и экономического подъема государства.

Межкризисный период. Второй расцвет Править

Оставшись единственным признанным правителем, Гильранис не только укрепляет собственную власть, но и предпринимает действия по реанимации находящейся в глубокой коме экономики. Были отменены запреты на вещевой обмен в деревне (денежные отношения, однако, продолжали оставаться незаконными). Государство, в целях привлечения населения из переполненных, задыхающихся от губительной безработицы городов, начинает раздачу пахотных земель в аренду под низкий процент с возможностью впоследствии приобрести ее в постоянную собственность. Этот дальновидный ход возымел действие: объемы сельскохозяйственного производства в последующие годы вырос, к 635 г превзойдя соответствующие показатели времен Гвинтелия (602-626 гг. В.Э.). Смена валюты- с медной монеты на серебряную- ликвидировала инфляцию и обесценивание денежной единицы, что благоприятно сказалось на активности и прибыльности торговли. Также, в целях увеличения лояльности жителей к установившейся власти, в 638 г. под эгидой правительства создается первая религиозная организация с государственным статусом: Всенародная Церковь Смиренных, имеющая в своей идеологической основе схожие с христианской концепцией догматы.  

Уже через несколько лет масштабы ее деятельности выходят за рамки духовного просвещения. Пользуясь покровительством государства, Церковь начинает активно распространять новое вероучение, и не всегда путем слова: в течение одного только 640 г. адептами нового культа было умервщлено на религиозной почве не менее двух тысяч человек. Более того, руководство Церкви негласно поощряло создание религиозных орденов для повышения популярности веры среди широких народных масс, на деле же эти зачастую военизированные организации явились рассадниками фанатизма и религиозного терроризма. В 642 г. для увеличения эффективности деятельности Церкви Смиренных (особенно в южных и восточных регионах страны, жители которых продолжали упорно исповедовать старые культы и наотрез отказывались принимать новую государственную религию) Гильранис одаривает ту обширными землями с проживающими на них людьми. Так рождается феномен церковного крпеостничества, ставший достоянием гильдерионской государственности на следующую тысячу с лишним лет. Новые хозяева окончательно порабощают крестьян, обязывая их выплачивать налог в 50% собранного урожая. В обход королевских законов церковные лидеры вновь запрещают любые меновые отношения и торговлю на управляемых ими территориях (суммарная площадь которых к 50-м гг. VII в. В.Э. составила 12 (!) % от общей площади всей страны) и устанавливают высокие тарифы на проезд любого транспорта через церковные земли. В конце концов, путем махинаций и раздачи взяток высшим государственным лицам, Церковь добилась невмешательства последних во внутреннее управление епископств и  приданных ему наделов. Таким образом, на своих землях Церковь осталась единственным диктатором, де-факто став отдельным, неподконтрольным королевскому правительству государством со своими законами, иерархией, землями, армией и даже валютой. 

Параллельно с улучшением положения в провинции, королевское правительство налаживает жизнь в городах: в свете восстановления контроля над главным источником камня- провинцией Нэрдерион- начинается повсеместный ремонт городских стен, многие из которых были возведены еще в далекие хаэльгиронские времена и с тех пор не обновлялись. Этот шаг не только повысил обороноспособность страны, но и способствовал росту популярности вице-короля среди горожан.  

Стимулируется остановившееся при Траконии развитие городской промышленности: во множестве начинают строиться мануфактуры, ставшие центрами текстильного производства и главными промышленными предприятиями. Это усиливает экономическую мощь, а также устраняет массовую безработицу среди городской черни: ради обещанной платы в виде крова и пищи бедняки тысячами стекаются на государственные фабрики.  

Однако Гильранис оставил некоторые указы прежнего короля неизменными: добыча и обработка важнейшего сырья страны- камня, леса, металлов- окончательно переходила под государственную монополию, значительно ограничивается свобода частного предпринимательства и сокращается общий объем негосударственной собственности. Целью своего экономического курса Гильранис ставит национализацию добывающей и производящей промышленности и ликвидацию безработицы путем привлечения представителей низших слоев населения на предприятия. Все эти реформы положили начало так называемому Второму расцвету (40-е гг. VII в.- 70-е гг. VIII в. В.Э.), характеризующимся быстрыми темпами экономического роста и уровня жизни с последующим зарождением крупной чиновничьей прослойки и началом бюрократизации правления и повседневной жизни граждан.   

Однако самым значимым и грандиозным нововведением стала реформа управления страной. В целях повышения эффективности работы административных органов королевский двор заменяет прямое управление провинциями и колониями косвенным контролем- назначаемые до этого на непосредственно руководящие посты губернаторы теперь должны были стать связующим звеном между верховной властью и органами местного самоуправления, члены которых выбирались тамошним населением. Государство же оставляло за собой право назначать губернаторов, в обязанности которых входил контроль умонастроений в среде депутатов и выражение государственных интересов в работе их собраний. Де-юре провинции теперь могли (с разрешения губернатора, разумеется) принимать законы, регулирующие общественную жизнь и свободно распоряжаться излишками доходов. Правительственные указы и распоряжения, однако, не подлежали обсуждению в этих инстанциях, а утверждались напрямую губернаторам и передавались собраниям в виде готового послания без возможности оспаривания. В целом же данный проект был позитивно воспринят большинством населения, так как позволил провинциям развиваться в относительной самостоятельности- центр перестал тормозить рост благосостояния окраин. Провинциалы получили компетентный орган, посредством которого они могли решать свои внутренние проблемы не обращаясь в высшие инстанции, как было раньше. Соответственно, уменьшилась нагрузка на губернаторский аппарат и королевскую канцелярию- создав новый сегмент в системе административного управления, вице-королевский двор избавился от коррупции на местах и повысил продуктивность выпускаемых эдиктов.

Вторая гильдерионская Смута Править

Через почти полтора столетия после событий Первой Смуты Нэрдерион вновь становится эпицентром политического кризиса, имевшего куда более драматические последствия, чем первый конфликт.

После проведенной Гильранисом административной реформы все провинции Альянса получили автономию и возможность самостоятельно решать внутренние вопросы. Исключением стал лишь Нэрдерион, который позиционировался вице-королевским двором как неблагонадежный регион с сильными антиправительственными настроениями. Отчасти такие суждения не были лишены основания: несмотря на уничтожение Гильранисом правящего дома Нэрдериона (ветви Тракония), напряженная обстановка в провинции в последующие годы заставляла официальные власти держать военные контингенты и осуществлять непосредственный контроль над жизнью региона. В отношении населения также принимаются дискриминирующие законы, которые облагают жителей дополнительными налогами. В 80-х годах VII века вице-королевский двор принимает реквизиционную доктрину, организовывая массовое изъятие и вывоз в Гильдерион продуктов сельскохозяйственного производства и природных ресурсов. Тяжесть экономического бремени, возложенного на Нэрдерион, приводит к тому, что к началу VIII века В.Э. в провинции начинается демографический и продовольственный кризис, а также массовый рост безработицы. Известные на весь мир нэрдерионские каменоломни, на которых работает подавляющее большинство мужского населения, разоряются и закрываются. Регион стремительно беднеет и деградирует. Жители начинают выступать с требованиями ослабления гнета со стороны столицы и учреждения органов местного самоуправления.

В 699 г. В.Э., в связи с обострением политико-социальной обстановки в субъекте, королевское правительство упраздняет должность губернатора Нэрдериона, заменяя ее прямым военным управлением через главу комендатуры. Этот шаг становится последней каплей для нэрдерионцев, и в 700-701 гг. В.Э. происходят два вооруженных выступления населения, закончившиеся кровопролитием и ужесточением позиций сторон конфликта. Тем не менее, сформированное в следующем, 702 году нэрдерионское правительство, выражающее интересы своих рабочих земляков, выступило с инициативой проведения переговоров и достижения компромисса с официальной властью. Однако вице-королем данное предложение было отвергнуто, а Протекционный Конвент (название самопровозглашенного правительства Нэрдериона) был объявлен нелигитимной антигосударственной организацией, что окончательно исключило возможность достижения соглашения и урегулирования противоречий между центром и провинцией. В ответ на начавшееся в начале 703 года военное вторжение регулярных войск, от Конвента откалывается наиболее радикальное крыло, назвавшее себя "гэйрелос" (от аулиг. гэйренул - непримиримость, несогласие), провозгласившее в своих политико-экономических взглядах и целях упразднение абсолютизма в пользу передачи всей полноты власти Парламенту (Высшей Коллегии),отмену государственной ревизии в промышленную сферу, существенное ограничение влияния Церкви и ликвидацию клерикального землевладения, наделение рабочих производственной отрасли широкими свободами (включающими налоговые льготы) и наконец создание правящим аппаратом законодательных органов на местах, что означало бы переход к конфедеративному государственному устройству. В качестве закрепления своей политической самостоятельности, гэйрелос в том же году основывают Лигу Защиты Трудящихся, организацию, в названии которой отразилось наиболее приоритетное направление их деятельности, тесно связавшее радикалов с ремесленным сословием. В короткое время движение гэйрелос заручилось поддержкой нэрдерионцев и возглавило сопротивление королевской канцелярии и про-правительственным вооруженным силам, оттеснив более умеренных в своих требованиях депутатов Конвента на задворки межфракционной борьбы.

Идеи, декларируемые гэйрелос, получают известность и в остальных частях страны, находя некоторую поддержку в наиболее развитых в ресурсной добыче землях Альянса, в первую очередь в лидирующем в обработке леса Иельхонде и самом Гильдерионе, который являлся центром промышленного производства. Однако тамошнее население не восприняло призывы гэйрелос к расширению самостоятельности губернаторств, равно как и к изменению государственного строя, переняв, однако, фундаментальные лозунги рабочей солидарности и защиты прав ремесленников от налоговых притеснений. В результате роста популярности движения возникла угроза всенародной стачки, которая парализовала бы страну. В обществе стали распространяться пацифистские настроения в отношении Нэрдериона, а продолжение наращивания военного давления вице-королевской администрации на одну из официально входящих в состав страны провинций подрывало авторитет монарха и его советников не только среди социальных низов, но и в кругах прогрессивной либеральной аристократии. В создавшейся взрывоопасной обстановке, могущей привести к большим народным волнениям, верховное правительство принимает решение о проведении военной кампании против Йоллгвейрских горцев с целью отвлечь население Гильдоса от внутригосударственных раздоров и восстановить незыблемость и поддержку правительственного курса.

Бойня в Ругглушском ущелье, первый этап Долгой войны Править

Подготовка к походу проводилась в большой спешке и воодушевлении, сопровождаемыми самонадеянным легкомыслием и бравадой. Гильдерионское правительство, убежденное в легкой и быстрой победе над "грязными козопасами", посчитало достаточным для успешной кампании отправить в поход на Йоллгвейр 7-тысячное войско с минимальным запасом продовольствия, которого могло бы хватить на двухнедельный марш. Главное намерение руководства страны заключалось в бескомпромиссном подчинении горцев гильдерионской власти, добиться которого предполагалось и насильственным, и дипломатическим путем: гильдерионцы планировали взять Йоллгвейр под свой контроль, обуздывая силой оружия одни племена, подкупая и услащая посулами другие, и стравливая друг с другом третьи — политическая раздробленность горцев играла агрессорам на руку; демонстрации культурного, военного и технологического превосходства аулигэ над "варварами", уничижительное отношение к которым столетиями укоренялось в гильдерионском и, ранее, хаэльгиронском обществе, развившись в итоге в неотъемлемую черту национального менталитета. Выбор цели экспансии объяснялся также и стремлением властей отвлечь народ от все более обостряющегося кризиса в Нэрдерионе, названном впоследствии Второй Гильдерионской смутой. Разворачивающийся там конфликт грозил перерасти в крупномасштабное кровопролитие, могущее повлечь за собой глобальные социально-политические изменения и фактически распад империи. Сделав ставку на милитаристские настроения народных масс, вице-король и Высшая Коллегия собирались показать своим подданным твердость и решимость в нэрдерионском вопросе с одной стороны, и воинственность во внешней политике — с другой. Поход позволил бы также расширить сферу влияния Гильдериона на международной арене; восстановить авторитет правительства и подавить оппозицию; развернуть политику, направленную на культурную — и, в первую очередь, религиозную — интеграцию покоренных племен, что было выгодно Церкви, которая оказала существенную поддержку при подготовке карательной экспедиции; получить крупную контрибуцию от побежденных, что повысило бы благосостояние страны и дало возможность реализовать грандиозные строительные проекты. Как становится ясно, правящий аппарат и военное командование многого ожидали от данного похода, победный исход которого должен был явиться очередным свидетельством неоспоримого величия аулигской цивилизации, её абсолютного доминирования над менее развитыми соседями.

Войсковая колонна, отправляющаяся в поход на Йоллгвейр, имела легкое снаряжение: солдаты не рассчитывали на серьезное сопротивление туземцев, полагая, что их малочисленность, разобщенность и примитивное вооружение не позволят тем вступить в открытое столкновение. Как выяснилось впоследствии, их ожидания не оправдались, а вопиющая самоуверенность военного руководства при планировании вкупе с беспечностью на марше обернулись величайшей военной катастрофой в гильдерионской истории.

Армия вторжения, состоявшая из шести тысяч хорошо обученных пехотинцев и полутора тысяч кавалеристов, обеспеченная провиантом на две недели и имеющая небольшой обоз с дополнительным снаряжением, выступила в поход из Фэйграэма и за следующие пять дней преодолела 160 этагов, достигнув рубежей Железных гор, где встала лагерем в подготовке к вторжению в Йоллгвейр. После нескольких дней задержки, употреблённых на поиск горных путей и разведку безопасных подступов к ним, передовые силы гильдерионского войска вступили в земли горцев. Не обнаружив в течение следующих двух дней следов противника, солдаты начали терять бдительность, дисциплина в колонне стала стремительно ухудшаться, долгий марш по однообразной местности и отсутствие в поле зрения неприятеля оказали удручающее влияние на боевой дух и энтузиазм воинов. Снизившаяся боеспособность, некомпетентность командования, отсутствие точных сведений о действиях врага и невозможность маневрирования и смены диспозиции в условиях ограниченного горного ущелья явились главными факторами, приведшими к полному разгрому и крушению стремлений Гильдериона одним ударом завоевать страну.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики